Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Не за тридевять земель

Куба - участники Карибского кризиса

04.jpg

Карибском кризисе принимало довольно много ребят, призванных в начале 60х на военную службу. Они и не подозревали, что станут участниками событий, изменивших картину мира. Они просто стояли на страже Родины, на дальних рубежах.

Collapse )
Не за тридевять земель

В Саратове торжественно открыт памятник "Воину-освободителю"



на Воскресенском кладбище Саратова состоялось торжественное открытие памятника "Воину-освободителю".
Мероприятие посетили: ветераны Великой Отечественной, губернатор Валерий Радаев, ГФИ Марина Алешина, председатель регионального парламента Владимир Капкаев, глава города Олег Грищенко, министры, областные и городские депутаты, общественники и многие другие.
После нескольких торжественных слов глава региона вместе с Олегом Грищенко и главным редактором "Книги памяти" Георгием Фроловым сняли белое полотнище с монумента, на котором написаны следующие слова: "Потомки благодарны Вам, родные, за то, что Вы выстояли и победили".
Памятник восстановлен благодаря участию депутатов областной думы от Кировского района Леонида Писного и Сергея Курихина.
Валерий Радаев сказал несколько слов с трибуны:
"Сегодня мы находимся на месте, которое символизирует цену Победы и измеряется жизнями наших соотечественников. Здесь покоятся более восьми тысяч солдат и офицеров, сражавшихся в боях под Москвой, Сталинградом, Воронежем, Киевом и Минском. Далеко не все они уроженцы Саратовской области.
В годы войны наша область давала фронту не только истребители и боеприпасы, но и принимала в госпитали советских бойцов, призванных со всей страны. Здесь лежат украинцы, белорусы, сибиряки, уральцы, туляки и москвичи, саратовцы и ростовчане. Каждый из них сражался за свой город, а все они сражались за свою страну.
Выполненный в граните солдат стал зримым воплощением единства павших на фронтах и помыслов живых. И правительство Саратовской области, и городская власть, и депутаты, и общественность, и социально ответственный бизнес – все мы знаем, что такой памятник в ансамбле мемориала необходим. Но важно донести идею до практической реализации, и у нас это получилось. Получилось благодаря активности гражданского общества, поддержке руководства области, региональному патриотизму предпринимателей. Вот оно единство! Вот оно общее дело и общий долг! Вот она связывающая нас историческая память!
Хочу искренне поздравить всех ветеранов войны и тружеников тыла, и детей, и внуков с наступающим юбилеем Победы. Сегодняшнее событие ознаменует грядущие майские торжества, так же как взятие Рейхстага ознаменовало Великую Победу. Здоровье всем, мира и добра!".
Архитектор проекта Михаил Сердюков пояснил, что в рамках проекта "Аллея российской славы" устанавливаются бюсты героям Великой Отечественной войны по всей стране.
Он также поблагодарил губернатора и министра общественных связей и национальной политики Бориса Шинчука за реализацию проекта.
К трибуне вышел глава Саратова Олег Грищенко:
"Сегодня у нас очень важный и ответственный день. Сегодня мы открыли памятник "Воину-освободителю". Тысяча людей каждый год приходит сюда, на Воскресенское кладбище, где захоронены воины, которые погибли на фронтах Великой Отечественной войне или умерли от ран в наших саратовских госпиталях.
Каждый раз, когда мы сюда приходим, возлагаем цветы, мы отдаем дань уважения, и всегда будем помнить то, что они сделали для нас всех, и какой ценой была завоевана Победа. Мы всегда будем хранить память о них в наших сердцах. Вечная им память и низкий поклон".
Завершилась церемония возложением цветов к монументу.
Не за тридевять земель

Очередной выпуск программы "Ракурсы прошлого"



Саратовский краевед Андрей Кумаков, провел собственное расследование убийства полковника Якубинского. С этой целью он изучил материалы, хранящиеся в архиве Саратовской области.
"Сто пятьдесят лет назад одно из преступлений, совершенных в Петровском уезде Саратовской губернии, привлекло внимание всей России. Результаты следствия рассматривались в Сенате, который отмечал особую циничность происходящего. Материалы дела обсуждались и в столичном юридическом журнале, как пример вмешательства в ход следствия обвиняемого через коррумпированное чиновничество. В результате расследование, длившееся почти 10 лет, так и не открыло убийцу полковника Якубинского. А хозяин дома, в котором было совершено преступление, смог полностью снять с себя все подозрения, выйти на свободу, стать депутатом губернского дворянского собрания и местным предводителем дворянства", - говорится в подводке к материалу.
Не за тридевять земель

Группа активистов решила открыть в Саратове новый музей

Ирина Бутенко

Ирина Бутенко Пока региональные чиновники ломают головы, как завлечь в Саратовскую область туристов, группа активистов решила открыть в Саратове новый музей. Такая неожиданная новость появилась в Сети на прошлой неделе. Экспозиция будет посвящена диггерству (от английского digger – копатель) – исследованию искусственных подземных сооружений в познавательных либо развлекательных целях. Есть в диггерстве что-то от спелеологии, что-то от археологии, что-то от модного нынче сталкерства. Одним словом, тема меня заинтересовала, и я поспешила связаться с одним из инициаторов создания музея Андреем Чеботаревым. Андрей встречал меня у дверей корпуса Радищевского музея на пересечении Первомайской и Соборной. В помещении сейчас вовсю кипит ремонт, поэтому стены храма культуры в момент моего визита украшали не картины, а следы побелки. «Неужели радищевцы решили потесниться?» – мелькнула шальная мысль. Но нет, выяснилось, что вход в будущий музей диггеров находится во внутреннем дворе здания. Передо мной предстала небольшая покосившаяся будка. Я заглянула внутрь и увидела лестницу. Ступеньки уходили круто вниз. Экскурсия началась. Внизу оказалось бомбоубежище. Как пояснил мой проводник, строению около 60-70 лет, из которых последние двадцать оно находится в практически заброшенном состоянии. Диггеры пришли сюда всего лишь около двух недель назад – объект им передал в безвозмездное пользование директор Поволжского института управления Дмитрий Аяцков. Впрочем, понять, что за помещением уже долгие годы никто не следит, можно было бы без пояснений – стены в убежище выглядят немногим лучше, чем в типичном саратовском аварийном доме. Краска на стоящих открытыми сейфах давно облупилась, в туалете со стен обвалилась большая часть плитки. Примечательно, что в таком же состоянии находится и маленькая комнатка, на двери которой прикреплен лист бумаги в прозрачном файле с напечатанным текстом «Техническое помещение ГУ МЧС России по Саратовской области». Как пояснили диггеры, здесь располагается пункт связи саратовских эмчеэсников. Те на «пришельцев» смотрят с некоторой неприязнью, но сами на себя взваливать капитальный ремонт детища советских времен не хотят. По словам Андрея, место для музея было выбрано не случайно. Во времена «холодной войны» в этом бомбоубежище располагался командный пункт гражданской обороны. «Нам хотелось, чтобы это было необычное помещение, с историей», – признался диггер. По его словам, они также вели переговоры с рядом саратовских заводов, но это по большей части режимные предприятия. «Нас бы они еще, может быть, пускали, но с посетителями музея возникли бы трудности». Дмитрий Аяцков, неожиданно выступивший в роли мецената, в свое время обдумывал возможность создания подобного музея в полумифическом бункере Сталина, что в районе Соколовой горы. Однако убежище, предназначавшееся для Иосифа Виссарионовича, до сих пор не раскопано. «Весной будем работать в этом направлении», – сообщили мне диггеры. «Лопатами запаслись?» – шучу я. «Аяцков обещал дать экскаватор», – улыбаются они. Пока будущий музей еще не выглядит музеем. Работы сделано много, но она практически незаметна. Диггеры починили проводку и вентиляцию, зачистили стены от грибка. Насчет спонсоров говорят неохотно. «Сначала приведем в порядок хотя бы пару комнат, организуем экспозицию в главном зале, тогда, может быть…» – делится планами Андрей. Я соглашаюсь. Вероятность того, что потенциальных спонсоров должны заинтересовать экспонаты, которые будут представлены в музее, очень высока. В сентябре этого года в областном центре прошла выставка саратовских диггеров «Technogen». На ней были представлены интересные «артефакты», обнаруженные ими на саратовских «заброшках», а также любопытные фотографии. «Если честно, мы думали, что это никому не интересно, – признаются мне диггеры. – Но к нам на выставку пришло около пяти сотен человек. Оказалось, что людям это действительно не безразлично». «Хотелось бы рассказать им, что когда-то все эти залы были забиты людьми, – объясняет Андрей. – Здесь же был достаточно секретный объект. Тут есть узел связи, все приборы, мы еще привезем. Стараемся в основном все сохранить в оригинале, как можно меньше трогать. То, что еще можно сохранить и оживить, например, вот это кресло операторское, – Андрей показывает на ободранное, но еще крепенькое красное кресло, – мы выкидывать не будем. Также планируем привезти сюда приборы с других убежищ, такие же, как стояли здесь когда-то. Не хочется какой-то новодел создавать». О Припяти саратовские диггеры отзываются без придыхания. «Припять? Ничего интересного там не вижу, – пожимает плечами Андрей. – Одни заброшенные пятиэтажки». «Может, там тоже есть бомбоубежища?» – пытаюсь развить тему я. «Есть на Чернобыльской атомной станции, так же как и у нас, на Балаковской. Но туда сложно попасть, охраняют очень хорошо. А в Припяти нет, поскольку это же был довольно новый город по тем временам. У нас в Балакове есть заброшенное предприятие. Оно размером больше, чем Припять. Абсолютно брошенное, покинутое людьми. Заходишь в корпуса – там стоит аппаратура, станки, а через станок уже дерево проросло. На самом деле в нашей области очень много подобных объектов, нет смысла ехать в Припять. Самая главная диггерская мечта – это гора Ямантау на Урале. Там уже на протяжении лет, наверное, двадцати пяти строят спецобъект. Для кого он строится, зачем – нам в Саратове неизвестно. Москвичи, может, знают. Там возводится очень большой объект, туда заходят свои поезда, представляете масштабы?». Уже потом я навела в интернете справки про пресловутую Ямантау. Вокруг нее, как выяснилось, действительно ходит немало слухов, большая часть которых касается главы государства Владимира Путина. Так, к примеру, один из питерских сайтов пишет, что в начале 2000-х президент стал частым гостем на южноуральском горнолыжном курорте «Абзаково», расположенном примерно в 60 км от Магнитогорска. Ни сам Путин, ни его помощники так и не смогли объяснить общественности, почему глава государства облюбовал это место. Официально – Путину нравилось кататься там на лыжах. Но есть и неофициальная версия. Так, президент приезжал контролировать окончание строительства секретного подземного города, расположенного в самой высокой горе южноуральского массива – Ямантау (в переводе с башкирского – «плохая гора»). За пять с небольшим лет саратовские диггеры посетили, по их словам, около четырех сотен объектов. Что касается легендарного убежища под Театральной площадью, диггеры рассказали, что оно затоплено. «По грудь, – показывает на себе Андрей. – Оно без гидроизоляции. Когда строили, ничего этого не устраивали. А потом речку в Глебучевом овраге загнали в коллектор, но воду же не обуздаешь. Она шла мимо коллектора под гору. И убежище начало затапливать. Войска ГО и ЧС тогда пытались что-то делать, но в итоге ничего не вышло. Решили просто построить новый командный пункт, на территории под производственным зданием, где вывеска «Билайн». Что касается возможного переоборудования убежища под Театральной площадью в супермаркет, либо вообще какого-то дальнейшего его использования, диггеры настроены скептически. «Там достаточно небольшое убежище, примерно как это. Находится оно сразу за музеем Радищева. Вот бетонная площадка за ним – это все убежище. Оно было построено московским метростроем во время войны, параллельно с бункером Сталина – для укрытия правительства в случае чего». По поводу своих находок саратовские копатели отвечают уклончиво. Говорят, что ничего особо ценного не находили. «А советские деньги?» – настойчиво интересуюсь я. «Кстати, да, в одну из ракетных шахт в Татищево когда-то давно ссыпали деньги», – вспоминает Андрей. Как пояснил диггер, уже никому не нужный «клад» хранится там до сих пор. Саратовское сообщество диггеров можно назвать одним из самых открытых в России. У них есть свой сайт, где они выкладывают фото с объектов, а с недавних пор появился и блог. С правоохранителями диггеры держат нейтралитет – достаточно сказать, что за несколько лет ни один из копателей не попал под уголовную статью. Гораздо более напряженные отношения у них с теми, кто играет в так называемые «ночные игры» вроде «Ночного дозора». «Очень они нас допекают, – признается Андрей. – Не любим мы их. Вот, допустим, есть городской коллектор, который сейчас находится в стадии строительства – от Радищева до Музейной площади. На прошлой неделе они пришли туда, все изрисовали, закидали бутылками, пооткрывали люки... Мы их недолюбливаем из-за этого очень». Убежище я покидала с явной неохотой. Бывшему командному пункту еще довольно далеко до «настоящего», но главное у него уже есть – хорошие гиды. Тем временем диггеры просят саратовцев, которым небезразлична эта идея, оказать посильную помощь в скорейшем восстановлении убежища. «Может, у кого остались стройматериалы после ремонта, у кого-то есть возможность достать их со скидками», – говорится в блоге саратовских диггеров. «Труд многих людей, создававших на протяжении более полувека гражданскую оборону Саратова, не должен забываться», – считают они.

Пока региональные чиновники ломают головы, как завлечь в Саратовскую область туристов, группа активистов решила открыть в Саратове новый музей. Такая неожиданная новость появилась в Сети на прошлой неделе. Экспозиция будет посвящена диггерству (от английского digger – копатель) – исследованию искусственных подземных сооружений в познавательных либо развлекательных целях. Есть в диггерстве что-то от спелеологии, что-то от археологии, что-то от модного нынче сталкерства. Одним словом, тема меня заинтересовала, и я поспешила связаться с одним из инициаторов создания музея Андреем Чеботаревым.

Андрей встречал меня у дверей корпуса Радищевского музея на пересечении Первомайской и Соборной. В помещении сейчас вовсю кипит ремонт, поэтому стены храма культуры в момент моего визита украшали не картины, а следы побелки. «Неужели радищевцы решили потесниться?» – мелькнула шальная мысль. Но нет, выяснилось, что вход в будущий музей диггеров находится во внутреннем дворе здания. Передо мной предстала небольшая покосившаяся будка. Я заглянула внутрь и увидела лестницу. Ступеньки уходили круто вниз. Экскурсия началась.

Внизу оказалось бомбоубежище. Как пояснил мой проводник, строению около 60-70 лет, из которых последние двадцать оно находится в практически заброшенном состоянии. Диггеры пришли сюда всего лишь около двух недель назад – объект им передал в безвозмездное пользование директор Поволжского института управления Дмитрий Аяцков.

Впрочем, понять, что за помещением уже долгие годы никто не следит, можно было бы без пояснений – стены в убежище выглядят немногим лучше, чем в типичном саратовском аварийном доме. Краска на стоящих открытыми сейфах давно облупилась, в туалете со стен обвалилась большая часть плитки. Примечательно, что в таком же состоянии находится и маленькая комнатка, на двери которой прикреплен лист бумаги в прозрачном файле с напечатанным текстом «Техническое помещение ГУ МЧС России по Саратовской области». Как пояснили диггеры, здесь располагается пункт связи саратовских эмчеэсников. Те на «пришельцев» смотрят с некоторой неприязнью, но сами на себя взваливать капитальный ремонт детища советских времен не хотят.

По словам Андрея, место для музея было выбрано не случайно. Во времена «холодной войны» в этом бомбоубежище располагался командный пункт гражданской обороны. «Нам хотелось, чтобы это было необычное помещение, с историей», – признался диггер. По его словам, они также вели переговоры с рядом саратовских заводов, но это по большей части режимные предприятия. «Нас бы они еще, может быть, пускали, но с посетителями музея возникли бы трудности».

Дмитрий Аяцков, неожиданно выступивший в роли мецената, в свое время обдумывал возможность создания подобного музея в полумифическом бункере Сталина, что в районе Соколовой горы. Однако убежище, предназначавшееся для Иосифа Виссарионовича, до сих пор не раскопано. «Весной будем работать в этом направлении», – сообщили мне диггеры. «Лопатами запаслись?» – шучу я. «Аяцков обещал дать экскаватор», – улыбаются они.

Пока будущий музей еще не выглядит музеем. Работы сделано много, но она практически незаметна. Диггеры починили проводку и вентиляцию, зачистили стены от грибка. Насчет спонсоров говорят неохотно. «Сначала приведем в порядок хотя бы пару комнат, организуем экспозицию в главном зале, тогда, может быть…» – делится планами Андрей.

Я соглашаюсь. Вероятность того, что потенциальных спонсоров должны заинтересовать экспонаты, которые будут представлены в музее, очень высока. В сентябре этого года в областном центре прошла выставка саратовских диггеров «Technogen». На ней были представлены интересные «артефакты», обнаруженные ими на саратовских «заброшках», а также любопытные фотографии. «Если честно, мы думали, что это никому не интересно, – признаются мне диггеры. – Но к нам на выставку пришло около пяти сотен человек. Оказалось, что людям это действительно не безразлично».

«Хотелось бы рассказать им, что когда-то все эти залы были забиты людьми, – объясняет Андрей. – Здесь же был достаточно секретный объект. Тут есть узел связи, все приборы, мы еще привезем. Стараемся в основном все сохранить в оригинале, как можно меньше трогать. То, что еще можно сохранить и оживить, например, вот это кресло операторское, – Андрей показывает на ободранное, но еще крепенькое красное кресло, – мы выкидывать не будем. Также планируем привезти сюда приборы с других убежищ, такие же, как стояли здесь когда-то. Не хочется какой-то новодел создавать».

О Припяти саратовские диггеры отзываются без придыхания. «Припять? Ничего интересного там не вижу, – пожимает плечами Андрей. – Одни заброшенные пятиэтажки». «Может, там тоже есть бомбоубежища?» – пытаюсь развить тему я. «Есть на Чернобыльской атомной станции, так же как и у нас, на Балаковской. Но туда сложно попасть, охраняют очень хорошо. А в Припяти нет, поскольку это же был довольно новый город по тем временам. У нас в Балакове есть заброшенное предприятие. Оно размером больше, чем Припять. Абсолютно брошенное, покинутое людьми. Заходишь в корпуса – там стоит аппаратура, станки, а через станок уже дерево проросло. На самом деле в нашей области очень много подобных объектов, нет смысла ехать в Припять. Самая главная диггерская мечта – это гора Ямантау на Урале. Там уже на протяжении лет, наверное, двадцати пяти строят спецобъект. Для кого он строится, зачем – нам в Саратове неизвестно. Москвичи, может, знают. Там возводится очень большой объект, туда заходят свои поезда, представляете масштабы?».

Уже потом я навела в интернете справки про пресловутую Ямантау. Вокруг нее, как выяснилось, действительно ходит немало слухов, большая часть которых касается главы государства Владимира Путина. Так, к примеру, один из питерских сайтов пишет, что в начале 2000-х президент стал частым гостем на южноуральском горнолыжном курорте «Абзаково», расположенном примерно в 60 км от Магнитогорска. Ни сам Путин, ни его помощники так и не смогли объяснить общественности, почему глава государства облюбовал это место. Официально – Путину нравилось кататься там на лыжах. Но есть и неофициальная версия. Так, президент приезжал контролировать окончание строительства секретного подземного города, расположенного в самой высокой горе южноуральского массива – Ямантау (в переводе с башкирского – «плохая гора»).

За пять с небольшим лет саратовские диггеры посетили, по их словам, около четырех сотен объектов. Что касается легендарного убежища под Театральной площадью, диггеры рассказали, что оно затоплено. «По грудь, – показывает на себе Андрей. – Оно без гидроизоляции. Когда строили, ничего этого не устраивали. А потом речку в Глебучевом овраге загнали в коллектор, но воду же не обуздаешь. Она шла мимо коллектора под гору. И убежище начало затапливать. Войска ГО и ЧС тогда пытались что-то делать, но в итоге ничего не вышло. Решили просто построить новый командный пункт, на территории под производственным зданием, где вывеска «Билайн». Что касается возможного переоборудования убежища под Театральной площадью в супермаркет, либо вообще какого-то дальнейшего его использования, диггеры настроены скептически. «Там достаточно небольшое убежище, примерно как это. Находится оно сразу за музеем Радищева. Вот бетонная площадка за ним – это все убежище. Оно было построено московским метростроем во время войны, параллельно с бункером Сталина – для укрытия правительства в случае чего».

По поводу своих находок саратовские копатели отвечают уклончиво. Говорят, что ничего особо ценного не находили. «А советские деньги?» – настойчиво интересуюсь я. «Кстати, да, в одну из ракетных шахт в Татищево когда-то давно ссыпали деньги», – вспоминает Андрей. Как пояснил диггер, уже никому не нужный «клад» хранится там до сих пор.

Саратовское сообщество диггеров можно назвать одним из самых открытых в России. У них есть свой сайт, где они выкладывают фото с объектов, а с недавних пор появился и блог. С правоохранителями диггеры держат нейтралитет – достаточно сказать, что за несколько лет ни один из копателей не попал под уголовную статью. Гораздо более напряженные отношения у них с теми, кто играет в так называемые «ночные игры» вроде «Ночного дозора». «Очень они нас допекают, – признается Андрей. – Не любим мы их. Вот, допустим, есть городской коллектор, который сейчас находится в стадии строительства – от Радищева до Музейной площади. На прошлой неделе они пришли туда, все изрисовали, закидали бутылками, пооткрывали люки... Мы их недолюбливаем из-за этого очень».

Убежище я покидала с явной неохотой. Бывшему командному пункту еще довольно далеко до «настоящего», но главное у него уже есть – хорошие гиды. Тем временем диггеры просят саратовцев, которым небезразлична эта идея, оказать посильную помощь в скорейшем восстановлении убежища.

«Может, у кого остались стройматериалы после ремонта, у кого-то есть возможность достать их со скидками», – говорится в блоге саратовских диггеров. «Труд многих людей, создававших на протяжении более полувека гражданскую оборону Саратова, не должен забываться», – считают они.
Не за тридевять земель

Твою маму, Новый год, к нам шагает по планете...

Под новый год мир встает с ног на голову, хотя куда уж ещё больше то кувыркаться? Итак все шиворот-навыворот: Пацаки чатланам на голову сели!
Это из фильма, если кто не знает :-) Фантастического, а то многие считают что все фильмы - они реальный мир показывают: Один депутат из госдумы даже заявил, выступая в телевизоре :-), что в Америке надо освобождать узников Алькатраса(насмотрелся американских фильмов, бедолага)Ну да черт с ними, депутатами и американцами, тут конец света на носу, а всевозможные банки лезут со всякой хренью:


Посмотреть на Яндекс.Фотках
Collapse )
Посмотреть на Яндекс.Фотках